Противотанковое однозарядное ружьё образца 1941 года системы Дегтярёва (ПТРД), Противотанковое самозарядное ружьё обр. 1941 г. системы Симонова (ПТРС) — советские противотанковые ружья, принятые на вооружение РККА 29 августа 1941 года.

После начала Великой Отечественной войны выявила неверность суждения, распространенного среди руководства РККА, о том, что ПТР являются устаревшим и неактуальным видом вооружения. Срочно понадобилось противотанковое ружье, способное поражать легко и средне бронированную технику противника. 8 июля 1941 года Главный военный совет рассмотрел предложение о вторичном принятии на вооружение 14,5-мм противотанкового ружья Рукавишникова образца 1939 года (не зарекомендовавшего себя, и снятого в 1940 году с вооружения). Предложение было отклонено, и ПТР так и не было запущено в производство из-за сложностей запуска в серию, конструктивных недоработок, и ошибочной оценки некоторыми военными и политическими руководителями возможностей фашистской Германии.

Как вспоминал много лет спустя бывший нарком вооружения Б. Ванников: «С первых дней войны мы убедились, какая непростительная ошибка была совершена. Немецко-фашистские армии наступали с самой разнообразной и далеко не первоклассной техникой, включая трофейные французские танки <Рено> и устаревшие немецкие танки Т-1 и Т-11». Но даже в такой ситуации ПТР Рукавишникова, всё же, не было принято на вооружение-слишком сложным (а значит дорогим) оно было в производстве и эксплуатации.

Однако, проблему надо было решать. Временной мерой стало принятие на вооружение ПТР Шолохова-модернизации старого немецкого ПТР «Mauser T-Gewehr». Но это было именно временной мерой, полностью решить проблему пехотного противотанкового вооружения это не могло. Поэтому уже в июле 1941 года, правительство поручило спроектировать противотанковые ружья двум виднейшим оружейникам — В.А. Дегтяреву и С.Г. Симонову. Обязательными требованиями к ружью были простота, дешевизна и надёжность.

Разработка велась под 14,5 мм патрон, к тому времени уже хорошо отработанный. Кроме того 16 июля 1941 года 14,5-мм патрон с бронебойно-зажигательной пулей со стальным каленым сердечником был принят на вооружение РККА под обозначением «14,5-мм патрон Б-32», а 15 августа 1941 – патрон с бронебойно-зажигательной пулей с твёрдосплавным металлокерамическим сердечником, под наименованием «14,5-мм патрон с пулей БС-41». Рабочие проекты В. А. Дегтярёв и С. Г. Симонов завершили одновременно (через 22 дня). Опытные стрельбы показали, что ПТР вполне работоспособны и пригодны к использованию в войсках. 29 августа 1941 года противотанковые ружья В.А. Дегтярёва и С.Г. Симонова были приняты на вооружение Красной Армии.

Ружьё было очень технологичным в производстве, практически полностью могло быть изготовлено на токарных станках, поэтому массовый выпуск ПТРД был освоен раньше, чем серийное производство ПТРС, имевшего более сложную конструкцию. ПТРД можно назвать четверть-автоматическим оружием. Дело в том, что открывание затвора и выбрасывание гильзы у него происходят автоматически, а вставление патрона и закрывание затвора осуществляются вручную. ПТРС было самозарядным и имело пачечное заряжание (магазин на 5 патронов, ружьё комплектовалось шестью пачками). Автоматика ПТРС работала по принципу отвода части пороховых газов из ствола и была в целом аналогична таковой у АВС-36.

Обслуживались ПТР расчётом из двух человек. Второй боец помогал перезаряжать ружье, искал цели и корректировал огонь. Так же второй боец помогал переносить ружье на поле боя и, как правило, имел оружие прикрытия: ППШ или винтовку Мосина.

С введением в войска ПТР значительно повысилась огневая мощь пехотных соединений, обладавших до этого, из противотанковых средств, только гранатами и бутылками с зажигательной смесью. Теперь пехота могла дать отпор моторизированным частям врага, при этом пехотные части были очень мобильны. Враг зная о наличии противотанковых ружей должен был менять тактику и значительно замедлял скорость своих атак. Немецкие военные специалисты отмечали, что 14,5-мм ПТР доставили значительные неприятности не только для лёгкой бронетехники вермахта, но и для танков — для защиты ходовой части от выстрелов из ПТР на борта немецких танков и САУ пришлось навешивать дополнительные бронеплиты. Широко распространенное ныне мнение, что с появлением у немцев толстобронных танков сделало противотанковые ружья бесполезными — неверно. Во-первых, легкие танки не исчезли вдруг, но продолжали еще весьма долго воевать. Кроме того у любого танка есть свои слабые места, будь то башенное орудие или смотровая щель. Ну и конечно помимо танков для ПТР была масса целей: ДОТы, пулеметные точки, бронеавтомобили, низколетящая авиация. К примеру, стрелок-бронебойщик 284-й стрелковой дивизии РККА Дмитрий Шумаков, в ходе Сталинградской битвы прошедший обучение на снайпера, составил схемы стрельбы из ПТР по самолётам, которые стали использовать сначала остальные бронебойщики 284-й стрелковой дивизии, а затем другие части.

После окончания Великой Отечественной войны, ПТР были сняты с вооружения РККА, но оставались на хранении. Ими снабжались армии дружественных стран. Они применялись во множестве локальных конфликтов как на постсоветском пространстве так и во всём мире. Кроме того, в 50-х-60-х годах ПТР активно пользовались для охоты на китов.

ПТРД И ПТРС пользовались популярностью и среди немецких солдат, активно использовавших трофейные образцы. Там они получали наименования Panzerbüchse 783 (R) – ПТРД и Panzerbüchse 784 (R) или PzB 784 (R) — ПТРС.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ